Neo (edwpotapoff) wrote in anarchia_ru,
Neo
edwpotapoff
anarchia_ru

СТАЛИНСКАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИКИ

Одно из заблуждений либералов является то, что сталинская модель экономики не является рыночной. Скорее всего, это заблуждение пошло от Мизеса рассматривавшего экономику, как систему обмена информацией о ценах. Но производство чего-либо по плану еще не значит отмены цены производства, которую, возможно, правильно было бы выразить как отношение возможности будущего снижения затрат (будущего роста) к текущим затратам, и отмены обмена информацией о ценах, т.е. рынка в понимании Мизеса. Это заблуждение превратилось в либеральную догму, из которой следует либеральная логика по повышению «эффективности» экономики, ведущая к разрушению страны и общества.

Модель сталинской экономики легко описать современной экономической теорией. По сравнению с либеральной моделью она по-другому относится к монополиям. Если либеральная модель запрещает их, чтобы рыночные субъекты не могли назначать монопольных цен, то сталинская модель их национализирует. В этом случае монополии тоже не назначают монопольных цен на свои товары и услуги, но при этом общество сохраняет громадную экономию на масштабе, теряющуюся при либеральном решении о разрушении монополии. А что такое эффективное общество, как не общество, выполняющее свои функции с минимальными затратами? Таким образом, сталинская модель экономики эффективнее либеральной.

Проблема монополий высвечивает также нелогичность либеральной мантры о «неэффективности государственной экономики». Действительно, если эффективность измеряется коммерческой прибылью, то совершенно не понятно, зачем в либеральной модели запрещать монополии, имеющих максимально возможную прибыль и, следовательно, по логике либералов ведущих к максимальной эффективности?

Интересно то, что современная экономическая теория оставила следы позитивного отношения к сталинской модели экономики. Эти следы можно найти в разделе технологического выбора в экономике, когда решается, что при большей доле накоплений по сравнению с долей потребления, можно повысить уровень производственных возможностей в будущем. По всей видимости, это решение должно дать теоретическое обоснование небывалого роста экономики СССР, но, к сожалению, рассмотрение этого вопроса исключено из экономической теории.

Отметим, что сталинская модель экономики затрагивает национализацией только крупные монополии, не затрагивая мелкий и средний бизнес. Сталинская экономика включала простые и эффективные механизмы создания мелких и средних предприятий. На момент смерти Иосифа Виссарионовича в СССР было 114 000 (сто четырнадцать тысяч!) мастерских и предприятий самых разных направлений - от пищепрома до металлообработки и от ювелирного дела до химической промышленности. На них работало около двух миллионов человек, которые производили почти 6% валовой продукции промышленности СССР, причём артелями и промкооперацией производилось 40% мебели, 70% металлической посуды, более трети всего трикотажа, почти все детские игрушки. В предпринимательском секторе работало около сотни конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и даже два научно-исследовательских института. Более того, в рамках этого сектора действовала своя, негосударственная, пенсионная система! Не говоря уже о том, что артели предоставляли своим членам ссуды на приобретение скота, инструмента и оборудования, строительство жилья.

Так каким образом эффективная сталинская экономика превратилась в неэффективную, всеми критикуемую, командно-административную, приведшую к распаду СССР? Увы, диалектика этого процесса не совпадает с марксисткой. Как я уже писал в предыдущей заметке, сталинская экономика выросла из Гражданской войны и готовилась встретить Вторую мировую. В этих условиях сформировалось очень жесткое отношение к инакомыслию, а устойчивость системы требует открытого отношения к нему. Движение к открытости началось с хрущевской «оттепели». К нашему несчастью сам Хрущев был продуктом сталинской эпохи. Им владел страх ответственности за репрессии, осуществлявшиеся под его руководством. Например, из общего числа репрессированных в 1937-1939 годах 9579 военнослужащих в одном только Киевском военном округе Н. С. Хрущев приложил руку к репрессированию 1066 человек. Вероятно, когда он получил знаменитый ответ от Сталина на просьбу принять меры по их расширению, «Остановись, дурак!», по его телу прошел холодок. И когда Никита Сергеевич пришел к власти он приступил к развенчанию любимого народом Cталина. Чтобы осуществить это, ему надо было предложить взамен любви к Сталину что-то другое. И он предложил – коммунизм!

Согласно марксисткой теории коммунизм должен быть построен в результате развития производительных сил. В чем это развитие выражается, марксизм не раскрывает и почему Хрущев решил, что к 1980 г производительные силы настолько разовьются, неизвестно. В результате страна пошла по мифологическому пути развития. С каждым новым днем слова руководства всё больше расходились с практикой. В 1956 году артели были официально запрещены и в течение нескольких лет разогнаны. Далее Брежнев смягчил предложение Хрущева с коммунизма на эпоху развитого социализма, не меняя сути движения, а Горбачев, говоря о перестройке, уже подразумевал открытое разграбление страны.

Оригинал
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments